• Приглашаем посетить наш сайт
    Гнедич (gnedich.lit-info.ru)
  • Cлово "МИР"


    А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
    0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
    Поиск  

    Варианты слова: МИРУ, МИРА, МИРЕ, МИРОМ

    1. С. Бочаров. "Памятник" Ходасевича
    Входимость: 56. Размер: 127кб.
    2. Грифцов Б.А.: Державин
    Входимость: 37. Размер: 33кб.
    3. Надсон
    Входимость: 23. Размер: 44кб.
    4. О Сирине (Набокове)
    Входимость: 19. Размер: 17кб.
    5. Владимир Вейдле. Ходасевич издали-вблизи
    Входимость: 16. Размер: 42кб.
    6. Пролетарские поэты
    Входимость: 14. Размер: 32кб.
    7. Живые черты Ходасевича (Сборник воспоминаний, некрологов)
    Входимость: 13. Размер: 98кб.
    8. "Juvenilia" Брюсова
    Входимость: 12. Размер: 11кб.
    9. В. А. Черкасов. "Виноград созревал..." (И. Анненский в оценке В. Ходасевича)
    Входимость: 12. Размер: 40кб.
    10. Фрагменты о Лермонтове
    Входимость: 12. Размер: 22кб.
    11. Ходасевич. Некрополь. Есенин
    Входимость: 12. Размер: 61кб.
    12. Ходасевич. Державин. Глава 7.
    Входимость: 11. Размер: 58кб.
    13. О новых стихах (Мандельштам, Шершеневич, Садовской, Большаков, Адамович, Липскеров, Рыковский, Бальмонт, Г. Иванов, Петровский, Ашукин, Брюсов)
    Входимость: 11. Размер: 38кб.
    14. Ходасевич. Державин. Глава 9.
    Входимость: 10. Размер: 127кб.
    15. Ходасевич. Державин. К столетию со дня смерти.
    Входимость: 9. Размер: 18кб.
    16. М. А. Алданов: "О положении эмигрантской литературы"
    Входимость: 9. Размер: 26кб.
    17. Русская поэзия (Вяч. Иванов, Брюсов, Бальмонт, Городецкий, Гумилев, Кузмин, Н. Львова, Клюев, Северянин)
    Входимость: 9. Размер: 58кб.
    18. Державин (К столетию со дня смерти)
    Входимость: 9. Размер: 19кб.
    19. О чтении Пушкина. (К 125-летию со дня рождения)
    Входимость: 9. Размер: 16кб.
    20. Из книги "Пушкин". Дядюшка-литератор.
    Входимость: 8. Размер: 22кб.
    21. Зорин А.Л.: Книга Ходасевича "Державин"
    Входимость: 8. Размер: 71кб.
    22. Андреева И.П.: Проза Ходасевича
    Входимость: 8. Размер: 22кб.
    23. О советской литературе.
    Входимость: 7. Размер: 18кб.
    24. Скучающие поэты
    Входимость: 7. Размер: 21кб.
    25. Бунин, собрание сочинений
    Входимость: 7. Размер: 19кб.
    26. О "Гаврилиаде"
    Входимость: 7. Размер: 12кб.
    27. Памяти Гоголя
    Входимость: 7. Размер: 18кб.
    28. Залман Шнеур. Под звуки мандолины. Перевод В. Ходасевича
    Входимость: 6. Размер: 11кб.
    29. Колеблемый треножник (Речь на Пушкинском вечере)
    Входимость: 6. Размер: 19кб.
    30. Саул Черниховский. Свадьба Эльки. Поэма. Перевод В. Ходасевича
    Входимость: 6. Размер: 53кб.
    31. Рассветы (Червинская)
    Входимость: 5. Размер: 15кб.
    32. О Бунине
    Входимость: 5. Размер: 17кб.
    33. Достоевский за рулеткой
    Входимость: 5. Размер: 9кб.
    34. Ходасевич. Некрополь. Муни (Самуил Викторович Киссин)
    Входимость: 5. Размер: 23кб.
    35. Письма Ходасевича Б. А. Садовскому. И. Андреева - послесловие
    Входимость: 5. Размер: 57кб.
    36. Распад атома (Георгий Иванов)
    Входимость: 5. Размер: 17кб.
    37. Письмо Ходасевича А. С. Кагану. 3 января 1939 г.
    Входимость: 5. Размер: 3кб.
    38. Графиня Е. П. Ростопчина
    Входимость: 5. Размер: 49кб.
    39. О форме и содержании (З. Н. Гиппиус, Т. Таманин)
    Входимость: 5. Размер: 25кб.
    40. Жалость и "жалость" (Адамович)
    Входимость: 5. Размер: 17кб.
    41. Ходасевич. Некрополь. Сологуб
    Входимость: 5. Размер: 26кб.
    42. Ходасевич. Белый коридор. Законодатель
    Входимость: 4. Размер: 22кб.
    43. Ходасевич. Державин. Глава 4.
    Входимость: 4. Размер: 64кб.
    44. Ходасевич. Воспоминания о Горьком.
    Входимость: 4. Размер: 65кб.
    45. О поэзии Бунина
    Входимость: 4. Размер: 17кб.
    46. Умирание искусства (В. В. Вейдле)
    Входимость: 4. Размер: 11кб.
    47. Помпейский ужас
    Входимость: 4. Размер: 15кб.
    48. О Тютчеве
    Входимость: 4. Размер: 17кб.
    49. Алданов Марк: В. Ф. Ходасевич
    Входимость: 4. Размер: 17кб.
    50. О Гумилеве
    Входимость: 4. Размер: 14кб.

    Примерный текст на первых найденных страницах

    1. С. Бочаров. "Памятник" Ходасевича
    Входимость: 56. Размер: 127кб.
    Часть текста: во мне начало. Мной совершенное так мало! Но всё ж я прочное звено: Мне это счастие дано. Счастие и гордое и скромное - быть, послужить, остаться прочным звеном. Скромное в своей гордости и гордое в своей скромности. Но - звеном в какой цепи, в какой связи, в какой традиции, если здесь же сказано - "Во мне конец, во мне начало"? Как понять эти слова поэта, что за странное он звено - и последнее, и оно же первое, а в общем какое-то одинокое, словно бы выпадающее из всей цепи? Всего лишь малое звено, принимающее на себя интонацию Баратынского ("Мой дар убог, и голос мой не громок..."), и оно же прочное, то есть такое, которое держит цепь? Одинокое и прочное? Словно бы прямо текстом стихотворения нам задается вопрос, и касается он самой сути поэзии Ходасевича и судьбы поэта. Судьбой Ходасевича было литературное одиночество - судьбой, им самим осознанно избранной. "Мы же с Цветаевой <...> выйдя из символизма, ни к чему и ни к кому не пристали, остались навек одинокими, "дикими". Литературные классификаторы и составители антологий не знают, куда нас приткнуть". Так он вспоминал в очерке "Младенчество". В самом деле, Ходасевич и Цветаева - именно эти двое из больших поэтов эпохи до такой степени...
    2. Грифцов Б.А.: Державин
    Входимость: 37. Размер: 33кб.
    Часть текста: недогадлива, что можно ему простить все его нелепости, тем больше, что они остались безвредными для государства по его бессилию... и поэтические его произведения не имеют ровно никакой цены, кроме разве некоторого исторического интереса. Был ли у него талант, или нет, это мы сами уже не могли бы различить, видя в его стихах одно только безвкусие" 1 . Кол за колом вколачивали в могилу Державина исследователи его поэзии и его жизни. Эти две стороны умышленно не различались, пока не соединились окончательно в приговоре Чернышевского. Один только Я. К. Грот заботливо издает и комментирует Державина, но и он, отмежевываясь от "критиков, хотевших прослыть передовыми людьми", не видит, как логично вытекло это обличительное направление из относительно-исторического метода Белинского. Если прав Белинский, говоря, что поэзия Державина есть поэтическая летопись царствования Екатерины, то прав и Чернышевский. Попытка защитить Державина 2 , реабилитируя Екатерининский блеск, обречена на неудачу. Вновь поэзия стала бы мемуарами или публицистикой, неизвестно почему переложенными на стихи. Если в Державине искать летописца, то выяснено, что летописец он был бестолковый и недостоверный. И к чему тогда та искусственная и осложняющая правильность наблюдений стихотворная форма, которая становится случайным и мешающим придатком. Как смешно тогда признание Державина о "необычайном парении", в котором он отделяется от "тленного мира". Между тем этому признанию при нашем непосредственном отношении к нему, присуща такая...
    3. Надсон
    Входимость: 23. Размер: 44кб.
    Часть текста: сказать, что есть две поэзии. Поэзия едина, и песни о быте проистекают в действительности из того же религиозного источника, как и песни о бытии. Жрец и воин - не две различные касты, но лишь две формы одного служения, две ступени одного посвящения. Но одни люди становятся жрецами, другие - воинами. Пушкин, солнце русской поэзии, равно понимал и то и другое, завещав нам две формулы. Из них первая: Мы рождены для вдохновенья, Для звуков сладких и молитв, - а вторая - О, если б голос мой умел сердца тревожить! Почто в груди моей горит бесплодный жар И не дан мне в удел витийства грозный дар! В этих последних словах о грозном даре витийства жреческая повязка сменяется шлемом воина. Все поэты - рыцари одного ордена. Как бы творчество одного из них ни разнилось от творчества другого, - при встрече оба поймут и узнают друг друга по тайным знакам, которые ведомы лишь посвященным. Ибо жрец знает, что вера его мертва, если нет любви, а любовь воина зиждется на его вере. Таково двуединство поэзии. Отнюдь не разделяя самих поэтов на два непримиримых стана, она дает в то же время возможность критику одних причислить к молящимся, других - к призывающим. Обращаясь к Надсону, мы с уверенностью можем сказать, что по содержанию своей поэзии он должен быть отнесен к поэтам второй категории. Сравним его хотя бы, например, с Фетом, которого творчество - такой...
    4. О Сирине (Набокове)
    Входимость: 19. Размер: 17кб.
    Часть текста: который кричит перед своим балаганом: "Заходите, смотрите чудо XX века, человека с двумя желудками" - или: "Ирму Бигуди, чудо-ребенка, от роду восьми лет, весом в шестнадцать пуд" - или еще что-нибудь в этом роде, какую-нибудь бородатую женщину. Но положение зазывалы проще и выигрышней, потому что за ситцевой занавескою балагана являются почтеннейшей публике уроды самоочевидные, не нуждающиеся в пояснениях. Дело же критика - показать, почему его "чудо XX века" не хуже других стоит алтына или десяти су, затраченных любознательным читателем. "Poetae nascuntur" - поэтами люди рождаются. Всякий истинный художник, писатель, поэт в широком смысле слова, конечно, есть выродок, существо, самою природою выделенное из среды нормальных людей. Чем разительнее несходство его с окружающими, тем оно тягостней, и нередко бывает, что в повседневной жизни свое уродство, свой гений поэт старается скрыть. Так, Пушкин его прикрывал маскою игрока, плащом дуэлянта, патрицианскою тогой аристократа, мещанским сюртуком литературного дельца. Обратно: бездарность всегда старается выставить наружу свою мнимую необыкновенность, как симулянт-попрошайка выставляет наружу поддельные свои язвы. Сознание поэта, однако ж, двоится: пытаясь быть "средь детей ничтожных мира" даже "всех ничтожней", поэт сознает божественную природу своего уродства - юродства, - свою одержимость, свою не страшную, не темную, как у слепорожденного, а светлую, хоть не менее роковую отмеченность перстом Божиим. Даже более всего в жизни дорожит он теми тайными минутами, когда Аполлон требует его к священной жертве, когда его отмеченность проявляется в ...
    5. Владимир Вейдле. Ходасевич издали-вблизи
    Входимость: 16. Размер: 42кб.
    Часть текста: Плох тот критик, который в своих оценках не соблюдает различия между "это мне по душе" (или "не по душе") и "это хорошо" (или "не хорошо"), - "по-моему", хорошо, но все же "для всех", а не просто "для меня". Первое требование, предъявляемое критику, именно в том и состоит, чтобы он это различие соблюдал и не поддавался искушению смешивать эти две оценки. Ни к читателю, ни к писателю мы такого требования не предъявляем. Читатель волен не читать и тем более не перечитывать того, что хоть и "хорошо", но его не радует или не волнует. Писателю мы готовы простить неоправданную приязнь или неприязнь к другим писателям (даже и литературную, а не личную) ровно в той мере, в какой признаем своеобразие и могущество его собственного дара. Похвалы Толстого Бертольду Ауэрбаху не хоронят Толстого, хоть и не воскрешают Ауэрбаха. Гете к концу жизни завоевал себе право отвергать Гёльдерлина, Клейста, Жан Поля - величайших среди его младших современников. Непонимание поэзии Блока, столь бурно проявлявшееся Буниным, не умаляет Бунина, как не умаляет, разумеется, и Блока. Но, становясь критиком, писатель (как и читатель) должен ограничить произвол своего выбора, что ему, если он это понял, сплошь и рядом вполне и удается. Лучшие критики не те, что пишут одни рецензии. Андре Жид едва ли не первый оценил Клоделя, Пеги, Жироду, Мишо, авторов отнюдь ему не родственных, его писаниям вовсе не созвучных. Т....

    © 2000- NIV