• Приглашаем посетить наш сайт
    Достоевский (dostoevskiy-lit.ru)
  • Cлово "СЛОВО"


    А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
    0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
    Поиск  

    Варианты слова: СЛОВАМИ, СЛОВА, СЛОВОМ, СЛОВАХ

    1. С. Бочаров. "Памятник" Ходасевича
    Входимость: 33. Размер: 127кб.
    2. Игорь Северянин и футуризм
    Входимость: 28. Размер: 32кб.
    3. Русская поэзия (Вяч. Иванов, Брюсов, Бальмонт, Городецкий, Гумилев, Кузмин, Н. Львова, Клюев, Северянин)
    Входимость: 25. Размер: 58кб.
    4. Живые черты Ходасевича (Сборник воспоминаний, некрологов)
    Входимость: 24. Размер: 98кб.
    5. Ходасевич. Державин. Глава 9.
    Входимость: 23. Размер: 127кб.
    6. Надсон
    Входимость: 19. Размер: 44кб.
    7. Письма Ходасевича Б. А. Садовскому. И. Андреева - послесловие
    Входимость: 19. Размер: 57кб.
    8. Письма Ходасевича Б. А. Садовскому
    Входимость: 19. Размер: 88кб.
    9. Владимир Вейдле. Ходасевич издали-вблизи
    Входимость: 18. Размер: 42кб.
    10. Ходасевич. Белый коридор. Горький
    Входимость: 18. Размер: 89кб.
    11. Письма Ходасевича Б. А. Садовскому. Комментарии
    Входимость: 17. Размер: 81кб.
    12. Ходасевич. Державин. Глава 4.
    Входимость: 16. Размер: 64кб.
    13. Петербурские повести Пушкина
    Входимость: 16. Размер: 48кб.
    14. Ходасевич. Некрополь. Брюсов
    Входимость: 16. Размер: 46кб.
    15. Из переписки В.Ф. Ходасевича с Мережковскими. Д.С. Мережковский - В.Ф. Ходасевичу
    Входимость: 15. Размер: 50кб.
    16. О чтении Пушкина. (К 125-летию со дня рождения)
    Входимость: 14. Размер: 16кб.
    17. Пушкин и Николай I
    Входимость: 13. Размер: 28кб.
    18. Ходасевич. Воспоминания о Горьком. Часть 2.
    Входимость: 13. Размер: 59кб.
    19. О Пушкине. Явления Музы
    Входимость: 13. Размер: 48кб.
    20. Из книги "Пушкин". Молодость.
    Входимость: 12. Размер: 70кб.
    21. Заговорщики.
    Входимость: 12. Размер: 30кб.
    22. Зорин А.Л.: Книга Ходасевича "Державин"
    Входимость: 12. Размер: 71кб.
    23. Бень Е. М. Письма Ходасевича Ю. И. Айхенвалъду
    Входимость: 12. Размер: 31кб.
    24. Ходасевич. Некрополь. Гумилев и Блок
    Входимость: 12. Размер: 30кб.
    25. Письма В.Ф. Ходасевича к В.Я. Ирецкому
    Входимость: 11. Размер: 81кб.
    26. Ходасевич. Державин. Глава 6.
    Входимость: 11. Размер: 58кб.
    27. Ходасевич. Державин. Глава 8.
    Входимость: 11. Размер: 45кб.
    28. Ходасевич. Некрополь. Андрей Белый
    Входимость: 11. Размер: 52кб.
    29. Ходасевич. Белый коридор. Московский Литературно-Художественный Кружок
    Входимость: 11. Размер: 30кб.
    30. Графиня Е. П. Ростопчина
    Входимость: 11. Размер: 49кб.
    31. Из переписки В.Ф. Ходасевича с Мережковскими. В.Ф. Ходасевич - З.Н. Гиппиус
    Входимость: 11. Размер: 44кб.
    32. Андреева И.П.: Проза Ходасевича
    Входимость: 11. Размер: 22кб.
    33. Ходасевич. Белый коридор. Младенчество
    Входимость: 10. Размер: 48кб.
    34. Демидова O.P.: О камер-фурьерских журналах и о журнале Ходасевича
    Входимость: 10. Размер: 44кб.
    35. Ходасевич. Державин. Глава 7.
    Входимость: 10. Размер: 58кб.
    36. В. А. Черкасов. "Виноград созревал..." (И. Анненский в оценке В. Ходасевича)
    Входимость: 10. Размер: 40кб.
    37. О новых стихах (Мандельштам, Шершеневич, Садовской, Большаков, Адамович, Липскеров, Рыковский, Бальмонт, Г. Иванов, Петровский, Ашукин, Брюсов)
    Входимость: 10. Размер: 38кб.
    38. Декольтированная лошадь (Владимир Маяковский)
    Входимость: 10. Размер: 18кб.
    39. Новые стихи
    Входимость: 10. Размер: 32кб.
    40. Геннадий Евграфов. Путь Ходасевича
    Входимость: 9. Размер: 51кб.
    41. Пролетарские поэты
    Входимость: 9. Размер: 32кб.
    42. Бунин, собрание сочинений
    Входимость: 9. Размер: 19кб.
    43. Ходасевич. Державин. Глава 3.
    Входимость: 9. Размер: 90кб.
    44. Начало века (Андрей Белый)
    Входимость: 9. Размер: 39кб.
    45. О Пушкине. Ссора с отцом
    Входимость: 9. Размер: 22кб.
    46. Ходасевич. Некрополь. Сологуб
    Входимость: 9. Размер: 26кб.
    47. Литература в изгнании
    Входимость: 8. Размер: 34кб.
    48. Ходасевич. Павел I (не окончено)
    Входимость: 8. Размер: 49кб.
    49. Литературная критика 1906-1922.
    Входимость: 8. Размер: 26кб.
    50. Письма Ходасевича. Вводная статья.
    Входимость: 8. Размер: 22кб.

    Примерный текст на первых найденных страницах

    1. С. Бочаров. "Памятник" Ходасевича
    Входимость: 33. Размер: 127кб.
    Часть текста: совершенное так мало! Но всё ж я прочное звено: Мне это счастие дано. Счастие и гордое и скромное - быть, послужить, остаться прочным звеном. Скромное в своей гордости и гордое в своей скромности. Но - звеном в какой цепи, в какой связи, в какой традиции, если здесь же сказано - "Во мне конец, во мне начало"? Как понять эти слова поэта, что за странное он звено - и последнее, и оно же первое, а в общем какое-то одинокое, словно бы выпадающее из всей цепи? Всего лишь малое звено, принимающее на себя интонацию Баратынского ("Мой дар убог, и голос мой не громок..."), и оно же прочное, то есть такое, которое держит цепь? Одинокое и прочное? Словно бы прямо текстом стихотворения нам задается вопрос, и касается он самой сути поэзии Ходасевича и судьбы поэта. Судьбой Ходасевича было литературное одиночество - судьбой, им самим осознанно избранной. "Мы же с Цветаевой <...> выйдя из символизма, ни к чему и ни к кому не пристали, остались навек одинокими, "дикими". Литературные классификаторы и составители антологий не знают, куда нас приткнуть". Так он вспоминал в очерке "Младенчество". В самом деле, Ходасевич и Цветаева - именно эти двое из больших поэтов эпохи до такой степени ни с кем не группировались и ни во что не входили, не связывали свой путь, хотя бы на время, ни с каким художественным и философским направлением эпохи, школами, группами и "цехами". Вероятно, это было непросто в ту пору интенсивных группировок, и на такую степень невовлеченности, неангажированности нужна была творческая воля. Впрочем, сам Ходасевич эту свою...
    2. Игорь Северянин и футуризм
    Входимость: 28. Размер: 32кб.
    Часть текста: приблизительной схеме установить истинное отношение Игоря Северянина к футуризму. Чтобы не разбрасываться, я совершенно не буду касаться тех причин, благодаря которым возник итальянский футуризм, так сказать, оригинал нашего переводного футуризма. Я не буду говорить о законности или незаконности его возникновения как протеста против удушливой власти традиции, - между прочим потому, что такой протест является одной из причин возникновения всех новых течений в искусстве. Я сознательно ограничиваю свою тему, и мне в данную минуту нет никакого дела до того, что есть футуризм вообще. В связи с занимающим нас вопросом о творчестве Северянина я беру футуризм только как течение, которое уже достаточно проявило себя в нашей литературе и может быть рассматриваемо совершенно изолированно, вне всякой связи с общественными и психологическими причинами его зарождения. Может быть, проследить эти причины и некоторые возможности футуризма, им не осуществленные, было бы гораздо интереснее, чем говорить о футуризме в таком виде, каков он есть, но здесь мы ограничимся лишь тем, что подсказывается заголовком нашей статьи. Тот футуризм, к которому русское общество проявляло в последнее время такой интерес, начался в действительности много раньше. Еще в 1910 году вышел сборник "Садок судей". С момента появления этой книжечки и ведет свое летосчисление русский футуризм, точнее - московская, еще точнее - кубофутуристическая его фракция. Однако слово "футуризм" впервые произнесено не сотрудниками "Садка судей", а несколько позднее, в Петербурге, Игорем Северянином. Там он основал "академию эгофутуризма", впоследствии им же распущенную. Выйдя из нее, Северянин, как новый Ломоносов, "отставил от себя академию", с уходом его распавшуюся. С ...
    3. Русская поэзия (Вяч. Иванов, Брюсов, Бальмонт, Городецкий, Гумилев, Кузмин, Н. Львова, Клюев, Северянин)
    Входимость: 25. Размер: 58кб.
    Часть текста: начинается. Мы не беремся предугадать, по какому пути пойдет отныне русская поэзия, но несомненно лишь то, что судьба ее уже передается в руки следующего поколения. Нечего и говорить о первых шагах Бальмонта, о ранних стихах Брюсова и Зинаиды Гиппиус, о творчестве Коневского и Добролюбова: для молодежи, едва вступающей на поэтическое свое поприще, даже времена "Скорпиона" и "Весов" - уже история. Начинающие поэты изучают Брюсова, как некогда Брюсов изучал Баратынского. Учатся они вообще добросовестно, но чему будут учить сами - неизвестно. Их самостоятельные слова все еще в будущем. Подводить итоги прошлому - не наша задача. Для предсказаний будущего у нас слишком мало данных. Поэтому - да не посетует читатель, если статья наша явится лишь обзором наиболее примечательных стихотворных сборников, вышедших за последние два года, то есть за тот период, когда успел возникнуть и до некоторой степени определиться так называемый "футуризм" - течение, в котором одно время видели возможного преемника ныне господствующей школы. 2 Бесспорно, одна из самых значительных книг за этот период - "Cor ardens" Вячеслава Иванова {Вяч. Иванов. Cor ardens. Ч. I. M. 1911. К-во "Скорпион". Ч. II. М. 1912. К-во "Скорпион". Ц. за оба тома 3 р. 50 к.}. В 1912 году вышел второй том ее, завершающий собрание стихов, писавшихся приблизительно в течение последних семи лет, то есть как раз в те годы, когда творчество поэта наиболее привлекало к себе внимание ценителей...
    4. Живые черты Ходасевича (Сборник воспоминаний, некрологов)
    Входимость: 24. Размер: 98кб.
    Часть текста: его эмигрантской судьбы. Впервые он предстал перед читателем не только как поэт, пушкинист, автор образцовой биографии Державина и литературный наставник, но (что на тот момент было много важнее) и как ведущий литературный критик Зарубежья в весьма влиятельном "возрожденческом" печатном изводе . С той поры Ходасевич не дал журналистам новых поводов для интереса к своей персоне. Даже его пятидесятилетний юбилей в мае 1936 г. прошел неотмеченным и не оставил никакого следа в повременной печати . Конец земного существования поэта освободил окружающих от молчания. Смерть Ходасевича, маркировавшая, по ощущению многих, не только завершение определенного периода русской зарубежной литературы, но и конец всего довоенного Зарубежья, стала поводом для печатной рефлексии современников, заново оценивших его место в истории русской словесности. В своем известном отклике Владимир Сирин (Набоков) отвел личности Ходасевича лишь литературное измерение, небезосновательно полагая, что эта ипостась содержит ключ к пониманию его как человека: "Как бы то ни было, теперь все кончено: завещанное сокровище стоит на полке, у будущего на виду, а добытчик ушел туда, откуда, быть может, кое-что долетает до слуха больших поэтов, пронзая наше бытие своей потусторонней свежестью - и придавая искусству как раз то таинственное, что составляет его невыделимый...
    5. Ходасевич. Державин. Глава 9.
    Входимость: 23. Размер: 127кб.
    Часть текста: хозяина. Было ему лет за пятьдесят; росту он был среднего, сложения сухощавого; его седые с желтизной волосы торчали клочьями. Сухое, холодное лицо с нависшими черными бровями было поразительно бледно. Дома ходил он в шелковом полосатом шлафроке, с голою грудью, в истасканных комнатных сапогах - ичигах. При выездах надевал мундир, довольно поношенный. В нем тотчас виден был человек, одержимый идеей. Рассеянность его была легендарна, его бескорыстие, трудолюбие и беспомощность в житейских делах - безграничны. Жена была ему нянькой и командиром. Звали ее Дарья Алексеевна, как жену Державина, а родом она была голландка, из простых, дочь корабельного мастера, выписанного Петром в Россию. Александр Семенович очень ее побаивался, хотя кроме рассеянности, грехов за ним не водилось. Страстей же было у него три: сухое киевское варенье, катание шаров и шариков из воска, снимаемого со свеч, и славянское корнесловие. Он и предавался обычно всем трем одновременно у себя в кабинете. Корнесловие имело прямое отношение к идее. Шишков был фанатик того, что начинали звать русским направлением . По всему складу Шишкова ему бы следовало ненавидеть всю послепетровскую эпоху. Но до этого он не додумывался и даже век Екатерины почитал исконно русскою, благодатною стариной. Вся сила ненависти его падала на галломанию последних десяти - много,...

    © 2000- NIV