• Приглашаем посетить наш сайт
    Куприн (kuprin-lit.ru)
  • Cлово "ЛЮДИ"


    А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
    0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
    Поиск  

    Варианты слова: ЛЮДЯМ, ЛЮДЬМИ, ЛЮДЕЙ, ЛЮДЯХ

    1. Ходасевич. Воспоминания о Горьком.
    Входимость: 27. Размер: 65кб.
    2. Ходасевич. Некрополь. Горький
    Входимость: 27. Размер: 64кб.
    3. Ходасевич. Державин. Глава 9.
    Входимость: 26. Размер: 127кб.
    4. Живые черты Ходасевича (Сборник воспоминаний, некрологов)
    Входимость: 21. Размер: 98кб.
    5. Надсон
    Входимость: 20. Размер: 44кб.
    6. Начало века (Андрей Белый)
    Входимость: 19. Размер: 39кб.
    7. О меценатах
    Входимость: 14. Размер: 28кб.
    8. Ходасевич. Державин. Глава 2.
    Входимость: 14. Размер: 55кб.
    9. Фрагменты о Лермонтове
    Входимость: 12. Размер: 22кб.
    10. Из книги "Пушкин". Молодость.
    Входимость: 11. Размер: 70кб.
    11. Ходасевич. Державин. Глава 7.
    Входимость: 11. Размер: 58кб.
    12. З. Н. Гиппиус, "Живые лица"
    Входимость: 11. Размер: 35кб.
    13. Ходасевич. Державин. Глава 3.
    Входимость: 11. Размер: 90кб.
    14. Ходасевич. Белый коридор. Горький
    Входимость: 11. Размер: 89кб.
    15. М. А. Алданов: "О положении эмигрантской литературы"
    Входимость: 10. Размер: 26кб.
    16. О горгуловщине
    Входимость: 10. Размер: 20кб.
    17. Ходасевич. Некрополь. Сологуб
    Входимость: 10. Размер: 26кб.
    18. Письма В.Ф. Ходасевича к В.Я. Ирецкому
    Входимость: 9. Размер: 81кб.
    19. Ходасевич. Некрополь. Есенин
    Входимость: 9. Размер: 61кб.
    20. Ходасевич. Некрополь. Андрей Белый
    Входимость: 9. Размер: 52кб.
    21. Ходасевич. Воспоминания о Горьком. Часть 2.
    Входимость: 9. Размер: 59кб.
    22. Ходасевич. Державин. Глава 8.
    Входимость: 8. Размер: 45кб.
    23. Колеблемый треножник (Речь на Пушкинском вечере)
    Входимость: 8. Размер: 19кб.
    24. Ходасевич. Некрополь. Брюсов
    Входимость: 8. Размер: 46кб.
    25. Ходасевич. Белый коридор. Младенчество
    Входимость: 7. Размер: 48кб.
    26. Из неоконченной повести
    Входимость: 7. Размер: 20кб.
    27. О символизме
    Входимость: 7. Размер: 10кб.
    28. Письмо Ходасевича Н. Н. Берберовой. <Весна 1933 г. >
    Входимость: 7. Размер: 7кб.
    29. Об Анненском
    Входимость: 7. Размер: 35кб.
    30. Ходасевич. Белый коридор. Московский Литературно-Художественный Кружок
    Входимость: 7. Размер: 30кб.
    31. С. Бочаров. "Памятник" Ходасевича
    Входимость: 7. Размер: 127кб.
    32. "Юнкера" Куприна
    Входимость: 7. Размер: 10кб.
    33. Саул Черниховский. Свадьба Эльки. Поэма. Перевод В. Ходасевича
    Входимость: 7. Размер: 53кб.
    34. Жалость и "жалость" (Адамович)
    Входимость: 7. Размер: 17кб.
    35. Литература в изгнании
    Входимость: 6. Размер: 34кб.
    36. Письма Ходасевича Б. А. Садовскому. И. Андреева - послесловие
    Входимость: 6. Размер: 57кб.
    37. Ходасевич. Державин. Глава 6.
    Входимость: 6. Размер: 58кб.
    38. Письма Ходасевича Б. А. Садовскому. Комментарии
    Входимость: 6. Размер: 81кб.
    39. Письмо Ходасевича М. Горькому. 28 июня 1923 г.
    Входимость: 6. Размер: 16кб.
    40. Письма Ходасевича Б. А. Садовскому
    Входимость: 6. Размер: 88кб.
    41. Анна Ходасевич. Из воспоминаний
    Входимость: 6. Размер: 42кб.
    42. Андреева И.П.: Проза Ходасевича
    Входимость: 6. Размер: 22кб.
    43. О пушкинизме
    Входимость: 5. Размер: 16кб.
    44. Геннадий Евграфов. Путь Ходасевича
    Входимость: 5. Размер: 51кб.
    45. Ходасевич. Белый коридор. Дом Искусств ("Диск")
    Входимость: 5. Размер: 29кб.
    46. Ходасевич. Белый коридор. Сологуб
    Входимость: 5. Размер: 17кб.
    47. Город разлук (в Венеции).
    Входимость: 5. Размер: 13кб.
    48. Безглавый Пушкин
    Входимость: 5. Размер: 10кб.
    49. Ходасевич. Белый коридор. Белый коридор
    Входимость: 5. Размер: 43кб.
    50. Ходасевич. Некрополь. Гумилев и Блок
    Входимость: 5. Размер: 30кб.

    Примерный текст на первых найденных страницах

    1. Ходасевич. Воспоминания о Горьком.
    Входимость: 27. Размер: 65кб.
    Часть текста: стихов. Горький спрашивал обо мне, потому что читал все и интересовался всеми. Однако долгие годы меж нами не было никакой связи. Моя литературная жизнь протекала среди людей, которые Горькому были чужды и которым Горький был так же чужд. В 1916 году в Москву приехал Корней Чуковский. Он сказал мне, что возникшее в Петербурге издательство "Парус" собирается выпускать детские книги, и спросил, не знаю ли я молодых художников, которым можно заказать иллюстрации. Я назвал двух-трех москвичей и дал адрес моей племянницы, жившей в Петербурге. Ее пригласили и "Парус", там она познакомилась с Горьким и вскоре сделалась своим человеком в его шумном, всегда многолюдном доме. Осенью 1918 года, когда Горький организовал известное издательство "Всемирная Литература", меня вызвали в Петербург и предложили заведовать московским отделением этого предприятия. Приняв предложение, я счел нужным познакомиться с Горьким. Он вышел ко мне, похожий на ученого китайца: в шелковом красном халате, в пестрой шапочке, скуластый, с большими очками на конце носа, с книгой в руках. К моему удивлению, разговор об издательстве был ему явно неинтересен. Я понял, что в этом деле его имя служит лишь вывеской. В Петербурге я задержался дней на десять. Город был мертв и жуток. По улицам, мимо заколоченных магазинов, лениво ползли...
    2. Ходасевич. Некрополь. Горький
    Входимость: 27. Размер: 64кб.
    Часть текста: был так же чужд. В 1916 году в Москву приехал Корней Чуковский. Он сказал мне, что возникшее в Петербурге издательство "Парус" собирается выпускать детские книги, и спросил, не знаю ли я молодых художников, которым можно заказать иллюстрации. Я назвал двух - трех москвичей и дал адрес моей племянницы, жившей в Петербурге. Ее пригласили в "Парус", там она познакомилась с Горьким и вскоре сделалась своим человеком в его шумном, всегда многолюдном доме. Осенью 1918 года, когда Горький организовал известное издательство "Всемирная Литература", меня вызвали в Петербург и предложили заведовать московским отделением этого предприятия. Приняв предложение, я счел нужным познакомиться с Горьким. Он вышел ко мне, похожий на ученого китайца: в шелковом красном халате, в пестрой шапочке, скуластый, с большими очками на конце носа, с книгой в руках. К моему удивлению, разговор об издательстве был ему явно неинтересен. Я понял, что в этом деле его имя служит лишь вывеской. В Петербурге я задержался дней на десять. Город был мертв и жуток. По улицам, мимо заколоченных магазинов, лениво ползли немногочисленные трамваи. В нетопленых домах пахло воблой. Электричества не было. У Горького был керосин. В его столовой на Кронверкском проспекте горела большая лампа. Каждый вечер к ней собирались люди. Приходили А. Н. Тихонов и 3. И. Гржебин, ворочавшие делами "Всемирной Литературы". Приезжал Шаляпин, шумно ругавший большевиков. Однажды явился Красин - во фраке, с какого-то "дипломатического" обеда, хотя я не представляю себе, какая тогда могла быть дипломатия. Выходила к гостям Мария Федоровна Андреева со своим секретарем П. П. Крючковым. Появлялась жена одного из членов императорской...
    3. Ходасевич. Державин. Глава 9.
    Входимость: 26. Размер: 127кб.
    Часть текста: можно было увидеть маленький, пыльный, с немытыми окнами, заваленный книгами и бумагами кабинет - и почти всегда застать в нем самого хозяина. Было ему лет за пятьдесят; росту он был среднего, сложения сухощавого; его седые с желтизной волосы торчали клочьями. Сухое, холодное лицо с нависшими черными бровями было поразительно бледно. Дома ходил он в шелковом полосатом шлафроке, с голою грудью, в истасканных комнатных сапогах - ичигах. При выездах надевал мундир, довольно поношенный. В нем тотчас виден был человек, одержимый идеей. Рассеянность его была легендарна, его бескорыстие, трудолюбие и беспомощность в житейских делах - безграничны. Жена была ему нянькой и командиром. Звали ее Дарья Алексеевна, как жену Державина, а родом она была голландка, из простых, дочь корабельного мастера, выписанного Петром в Россию. Александр Семенович очень ее побаивался, хотя кроме рассеянности, грехов за ним не водилось. Страстей же было у него три: сухое киевское варенье, катание шаров и шариков из воска, снимаемого со свеч, и славянское корнесловие. Он и предавался обычно всем трем одновременно у себя в кабинете. Корнесловие имело прямое отношение к идее. Шишков был фанатик того, что начинали звать русским направлением . По всему складу Шишкова ему бы следовало ненавидеть всю послепетровскую эпоху. Но до этого он не додумывался и даже век Екатерины почитал исконно русскою, благодатною стариной. Вся сила ненависти его падала на галломанию последних десяти - много, если пятнадцати лет. Он негодовал на политический дух, заносимый из Франции, ворчал на молодых администраторов нерусского воспитания, восставал против французских мод и обычаев, особенно - против повального употребления французского языка в разговорах. Действительно, было противно уму и чувству то, что русские люди зачастую вовсе разучивались не только писать, но и говорить по-русски; иные в том видели даже лоск и тонкую образованность. Но в полнейшее отчаяние приходил Шишков не от употребления...
    4. Живые черты Ходасевича (Сборник воспоминаний, некрологов)
    Входимость: 21. Размер: 98кб.
    Часть текста: единственным исключением стал текст "В гостях у Ходасевича", опубликованный в начале 1931 года . Как представляется, эта публикация была весьма важным для Ходасевича знаком реабилитации за известный "горьковский" эпизод, серьезно осложнивший начало его эмигрантской судьбы. Впервые он предстал перед читателем не только как поэт, пушкинист, автор образцовой биографии Державина и литературный наставник, но (что на тот момент было много важнее) и как ведущий литературный критик Зарубежья в весьма влиятельном "возрожденческом" печатном изводе . С той поры Ходасевич не дал журналистам новых поводов для интереса к своей персоне. Даже его пятидесятилетний юбилей в мае 1936 г. прошел неотмеченным и не оставил никакого следа в повременной печати . Конец земного существования поэта освободил окружающих от молчания. Смерть Ходасевича, маркировавшая, по ощущению многих, не только завершение определенного периода русской зарубежной литературы, но и конец всего довоенного Зарубежья, стала поводом для печатной рефлексии современников, заново оценивших его место в истории русской словесности. В своем известном отклике Владимир Сирин (Набоков) отвел личности Ходасевича лишь литературное измерение, небезосновательно полагая, что эта ипостась содержит ключ к пониманию его как человека: "Как бы то ни было, теперь все кончено: завещанное сокровище стоит на полке, у будущего на виду, а добытчик ушел туда, откуда, быть может, кое-что долетает до слуха больших поэтов, пронзая наше бытие своей потусторонней свежестью - и придавая искусству как раз то...
    5. Надсон
    Входимость: 20. Размер: 44кб.
    Часть текста: одного из них, "обратный лик любви". Деля поэзию на эти два основных течения, я вовсе не намереваюсь сказать, что есть две поэзии. Поэзия едина, и песни о быте проистекают в действительности из того же религиозного источника, как и песни о бытии. Жрец и воин - не две различные касты, но лишь две формы одного служения, две ступени одного посвящения. Но одни люди становятся жрецами, другие - воинами. Пушкин, солнце русской поэзии, равно понимал и то и другое, завещав нам две формулы. Из них первая: Мы рождены для вдохновенья, Для звуков сладких и молитв, - а вторая - О, если б голос мой умел сердца тревожить! Почто в груди моей горит бесплодный жар И не дан мне в удел витийства грозный дар! В этих последних словах о грозном даре витийства жреческая повязка сменяется шлемом воина. Все поэты - рыцари одного ордена. Как бы творчество одного из них ни разнилось от творчества другого, - при встрече оба поймут и узнают друг друга по тайным знакам, которые ведомы лишь посвященным. Ибо жрец знает, что вера его мертва, если нет любви, а любовь воина зиждется на его вере. Таково двуединство поэзии. Отнюдь не разделяя...

    © 2000- NIV