• Приглашаем посетить наш сайт
    Гоголь (gogol-lit.ru)
  • Cлово "ИДТИ"


    А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
    0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
    Поиск  

    Варианты слова: ШЕЛ, ШЛИ, ИДЕТ, ШЛО

    1. Ходасевич. Державин. Глава 3.
    Входимость: 21. Размер: 90кб.
    2. Ходасевич. Державин. Глава 9.
    Входимость: 20. Размер: 127кб.
    3. Из переписки В.Ф. Ходасевича с Мережковскими. Д.С. Мережковский - В.Ф. Ходасевичу
    Входимость: 18. Размер: 50кб.
    4. Из переписки В.Ф. Ходасевича с Мережковскими. В.Ф. Ходасевич - З.Н. Гиппиус
    Входимость: 16. Размер: 44кб.
    5. С. Бочаров. "Памятник" Ходасевича
    Входимость: 15. Размер: 127кб.
    6. Ходасевич. Белый коридор. Горький
    Входимость: 13. Размер: 89кб.
    7. Ходасевич. Белый коридор. Белый коридор
    Входимость: 12. Размер: 43кб.
    8. Ходасевич. Воспоминания о Горьком. Часть 2.
    Входимость: 11. Размер: 59кб.
    9. Письма Ходасевича Б. А. Садовскому
    Входимость: 11. Размер: 88кб.
    10. Ходасевич. Воспоминания о Горьком.
    Входимость: 10. Размер: 65кб.
    11. Ходасевич. Некрополь. Горький
    Входимость: 10. Размер: 64кб.
    12. Ходасевич. Белый коридор. Младенчество
    Входимость: 9. Размер: 48кб.
    13. О Пушкине. Амур и Гименей
    Входимость: 9. Размер: 28кб.
    14. Письма В.Ф. Ходасевича к В.Я. Ирецкому
    Входимость: 8. Размер: 81кб.
    15. Петербурские повести Пушкина
    Входимость: 8. Размер: 48кб.
    16. Ходасевич. Некрополь. Есенин
    Входимость: 8. Размер: 61кб.
    17. Ходасевич. Державин. Глава 2.
    Входимость: 8. Размер: 55кб.
    18. Русская поэзия (Вяч. Иванов, Брюсов, Бальмонт, Городецкий, Гумилев, Кузмин, Н. Львова, Клюев, Северянин)
    Входимость: 8. Размер: 58кб.
    19. Из книги "Пушкин". Молодость.
    Входимость: 7. Размер: 70кб.
    20. Геннадий Евграфов. Путь Ходасевича
    Входимость: 7. Размер: 51кб.
    21. Ходасевич. Державин. Глава 4.
    Входимость: 7. Размер: 64кб.
    22. Пролетарские поэты
    Входимость: 7. Размер: 32кб.
    23. Письма Ходасевича Б. А. Садовскому. Комментарии
    Входимость: 7. Размер: 81кб.
    24. Ходасевич. Жизнь Василия Травникова
    Входимость: 7. Размер: 49кб.
    25. Саул Черниховский. Свадьба Эльки. Поэма. Перевод В. Ходасевича
    Входимость: 7. Размер: 53кб.
    26. Девяностая годовщина (Пушкин)
    Входимость: 6. Размер: 18кб.
    27. Заговорщики.
    Входимость: 6. Размер: 30кб.
    28. Зорин А.Л.: Книга Ходасевича "Державин"
    Входимость: 6. Размер: 71кб.
    29. Ходасевич. Державин. Глава 6.
    Входимость: 6. Размер: 58кб.
    30. Не опубликованное при жизни и неоконченное (комментарии)
    Входимость: 6. Размер: 25кб.
    31. Ходасевич. Белый коридор. Торговля
    Входимость: 6. Размер: 12кб.
    32. О Пушкине. Явления Музы
    Входимость: 6. Размер: 48кб.
    33. Из неоконченной повести
    Входимость: 5. Размер: 20кб.
    34. Ходасевич. Белый коридор. О смерти Горького
    Входимость: 5. Размер: 18кб.
    35. Ходасевич. Белый коридор. Дом Искусств ("Диск")
    Входимость: 5. Размер: 29кб.
    36. Демидова O.P.: О камер-фурьерских журналах и о журнале Ходасевича
    Входимость: 5. Размер: 44кб.
    37. Ходасевич. Некрополь. Муни (Самуил Викторович Киссин)
    Входимость: 5. Размер: 23кб.
    38. Ходасевич. Павел I (не окончено)
    Входимость: 5. Размер: 49кб.
    39. Саул Черниховский. В знойный день. Идиллия. Перевод В. Ходасевича
    Входимость: 5. Размер: 14кб.
    40. З. Н. Гиппиус, "Живые лица"
    Входимость: 5. Размер: 35кб.
    41. Виктор Гофман
    Входимость: 5. Размер: 17кб.
    42. Ходасевич. Белый коридор. Поездка в Порхов
    Входимость: 5. Размер: 31кб.
    43. О меценатах
    Входимость: 5. Размер: 28кб.
    44. Ходасевич. Некрополь. Гершензон
    Входимость: 5. Размер: 21кб.
    45. Ходасевич. Белый коридор. Московский Литературно-Художественный Кружок
    Входимость: 5. Размер: 30кб.
    46. Графиня Е. П. Ростопчина
    Входимость: 5. Размер: 49кб.
    47. Саул Черниховский. Завет Авраама. Идиллия из жизни евреев в Тавриде. Перевод В. Ходасевича
    Входимость: 5. Размер: 25кб.
    48. Жалость и "жалость" (Адамович)
    Входимость: 5. Размер: 17кб.
    49. Ходасевич. Державин. Глава 5.
    Входимость: 5. Размер: 50кб.
    50. Ночной праздник. Письмо из Венеции.
    Входимость: 4. Размер: 13кб.

    Примерный текст на первых найденных страницах

    1. Ходасевич. Державин. Глава 3.
    Входимость: 21. Размер: 90кб.
    Часть текста: бежали, уехал даже и губернатор. Назначение Бибикова произвело стремительный переворот в умах. Известие о приближении генерала, уже однажды, за десять лет до того, спасшего местных дворян от крестьянских волнений, разом вселило уверенность, что теперь все пойдет отлично. Беглецы, во главе с губернатором, стали возвращаться. Недавнее уныние сменилось самым легкомысленным веселием, в котором приняли бурное участие офицеры, приехавшие с Державиным. Но сам он не веселился: он с первого дня принялся за работу. Следует вникнуть в то обстоятельство, что Державин был взят Бибиковым в секретную следственную комиссию, т. е. в орган, отнюдь не имевший прямого отношения к военно-оперативной части и за нее не ответственный. Правда, круг действий комиссии не был строго регламентирован, ее членам давались весьма различные поручения, далеко выходящие за пределы следствия о сообщниках Пугачева. Но все эти поручения непременно относились либо к следственной области, либо к разведочной, либо к политической. Поэтому появления Державина на театре военных действий и даже участие в таких действиях, по самому роду службы его, должны были носить лишь эпизодический и подсобный характер. Положение Державина, как члена специальной комиссии, а не как боевого офицера, заранее определяло его отношения и с гражданскими властями, и с начальниками войсковых частей, и даже с самим главнокомандующим. Обратимся теперь к положению дел. Казанские дворяне веселились напрасно: они были окружены врагами, явными или тайными, деятельными или выжидающими, когда придет время действовать. Сказать: Пугачев усиливался - было бы неточно. Усиливалась пугачевщина - и это было всего страшнее. Как подземный огонь, она уже разлилась на огромном пространстве. Где ступал Пугачев или его сообщники - огонь...
    2. Ходасевич. Державин. Глава 9.
    Входимость: 20. Размер: 127кб.
    Часть текста: Академии Александра Семеновича Шишкова. Если затем пройти из прихожей в столовую и, остановившись у запертых дверей, заглянуть в замочную скважину (как иногда и делали, чтоб узнать, дома ли Александр Семенович)то можно было увидеть маленький, пыльный, с немытыми окнами, заваленный книгами и бумагами кабинет - и почти всегда застать в нем самого хозяина. Было ему лет за пятьдесят; росту он был среднего, сложения сухощавого; его седые с желтизной волосы торчали клочьями. Сухое, холодное лицо с нависшими черными бровями было поразительно бледно. Дома ходил он в шелковом полосатом шлафроке, с голою грудью, в истасканных комнатных сапогах - ичигах. При выездах надевал мундир, довольно поношенный. В нем тотчас виден был человек, одержимый идеей. Рассеянность его была легендарна, его бескорыстие, трудолюбие и беспомощность в житейских делах - безграничны. Жена была ему нянькой и командиром. Звали ее Дарья Алексеевна, как жену Державина, а родом она была голландка, из простых, дочь корабельного мастера, выписанного Петром в Россию. Александр Семенович очень ее побаивался, хотя кроме рассеянности, грехов за ним не водилось. Страстей же было у него три: сухое киевское варенье, катание шаров и шариков из воска, снимаемого со свеч, и славянское корнесловие. Он и предавался обычно всем трем одновременно у себя в кабинете. Корнесловие имело прямое отношение к идее. Шишков был фанатик того, что начинали звать русским направлением . По всему складу Шишкова ему бы следовало ненавидеть всю послепетровскую эпоху. Но до этого он не додумывался и даже век Екатерины почитал исконно русскою, благодатною стариной. Вся сила ненависти его падала на галломанию последних десяти - много, если пятнадцати лет. Он негодовал на политический дух, заносимый из Франции, ворчал на молодых администраторов нерусского воспитания, восставал против французских мод и обычаев, особенно - против повального употребления французского языка в разговорах. Действительно, было противно уму и ...
    3. Из переписки В.Ф. Ходасевича с Мережковскими. Д.С. Мережковский - В.Ф. Ходасевичу
    Входимость: 18. Размер: 50кб.
    Часть текста: и на спине у Шмелева появился в "Возрождении" 5 . М <ожет> б <ыть>, найдете возможным напечатать его в "Днях" 6 . Мне дорого то, что там упоминается о "Тайне Трех", которую русские читатели так мало знают. Очень хотелось бы что-нибудь послать для первого номера "Нового Дома" 7 . Думал было послать перевод IV (мессианской) Эклоги Виргилия 8 . Но сейчас просмотрел и вижу, что без комментариев будет непонятно, а они были бы слишком громоздки, да и нет сейчас под рукой нужных материалов. Много у меня мыслей и о современной литературе; и все это легко бы сказал на словах, а писать разучился. И главное горе мое, что надо начинать Наполеона: со страшным трудом я уже передвинул "машину времени" на 3.000 лет от Ахенатона - 1350 г. до Р.Х. к 1800 по Р.Х., а еще передвигать на сто лет до наших дней почти невозможно 9 . Пусть же на меня не очень сетует милая Нина Николаевна, если не соберусь ничего дать для первой книжки. Ах, если бы говорить, а не писать, сколько бы я сказал! Надо бы изобрести особый род неписанной (так! - Н.Б. ) литературы , - а написать умнее отчет о литературных собеседованиях, что ли? 10 С надеждой жду Вашей статьи о "Верстах", но боюсь, как бы "Совр <еменные> Зап <иски>" опять не испугались 11 . Не забывайте нас. Целую руки Нины Николаевны. Сердечно Ваш Д....
    4. Из переписки В.Ф. Ходасевича с Мережковскими. В.Ф. Ходасевич - З.Н. Гиппиус
    Входимость: 16. Размер: 44кб.
    Часть текста: мне, и по "Свободе", на которую даже у Милюкова "зуб" за давнюю статью Арцыбашева 5 . Мое "разоблачение" утопят именно в глазах массы , - а деятели и деяние выйдут невинными героями: вместо подсиживания - получится реклама. 2) Если я, ближайший сотрудник "Дней", появлюсь с этим делом в "Свободе", - то это опять же козырь для Кусковой и КR: вот видите, это такой вздор, что собственная газета от него отказалась - и он побежал в чужую, которая неразборчива. 3) У меня есть еще отдаленная надежда несколько времени спустя (почему спустя - долго и скучно объяснять) распропагандировать "папашу", т.е. в этом вопросе приобрести политически сильного союзника, а главное - завладеть газетой, в кот <орой> доныне действовали Осоргин и Кускова 6 . Если не спугнуть папашу "Свободой" - это все же возможно. После "Свободы" он станет на сторону возвращенцев. 4) О моих разговорах, конечно, полетели уже реляции в Прагу (Зензинов 7 ) и к Осоргину (Макеев 8 поехал туда, где жена Осоргина 9 , и уже рассказал, при Алданове). Так вот, я хочу посмотреть, какова будет "химическая реакция". Таковы были мои основные соображения. Что же было бы, если б сделать так, как Вы предлагаете? Во-первых, - останутся в силе три первых пункта из того, чтó сказано выше. Во-вторых:...
    5. С. Бочаров. "Памятник" Ходасевича
    Входимость: 15. Размер: 127кб.
    Часть текста: счастие дано. Счастие и гордое и скромное - быть, послужить, остаться прочным звеном. Скромное в своей гордости и гордое в своей скромности. Но - звеном в какой цепи, в какой связи, в какой традиции, если здесь же сказано - "Во мне конец, во мне начало"? Как понять эти слова поэта, что за странное он звено - и последнее, и оно же первое, а в общем какое-то одинокое, словно бы выпадающее из всей цепи? Всего лишь малое звено, принимающее на себя интонацию Баратынского ("Мой дар убог, и голос мой не громок..."), и оно же прочное, то есть такое, которое держит цепь? Одинокое и прочное? Словно бы прямо текстом стихотворения нам задается вопрос, и касается он самой сути поэзии Ходасевича и судьбы поэта. Судьбой Ходасевича было литературное одиночество - судьбой, им самим осознанно избранной. "Мы же с Цветаевой <...> выйдя из символизма, ни к чему и ни к кому не пристали, остались навек одинокими, "дикими". Литературные классификаторы и составители антологий не знают, куда нас приткнуть". Так он вспоминал в очерке "Младенчество". В самом деле, Ходасевич и Цветаева - именно эти двое из больших поэтов эпохи до такой степени ни с кем не группировались и ни во что не входили, не связывали свой путь, хотя бы на время, ни с каким художественным и философским направлением эпохи, школами, группами и "цехами". Вероятно, это было непросто в ту пору интенсивных группировок, и на такую степень невовлеченности, неангажированности нужна была творческая воля. Впрочем, сам Ходасевич эту свою литературную неприкаянность не раз объяснял более просто - промежуточностью рождения и, соответственно, вступления в литературу между поэтическими поколениями - между "начинавшим себя исчерпывать" символизмом и еще не сложившимися новыми...

    © 2000- NIV